В нальчике всё по-старому. Прекрасная природа, но работы нет.

Blog Post

Каждый раз, как только я выхожу из самолета в маленьком аэропорту родного Нальчика, первое, что меня приветствует – это воздух. Ты еще не добрался до обшитого пластиком уютного сарайчика, называемого аэропортом, где тебе предстоит прорваться к ожидающим тебя родным сквозь ряды вездесущих неугомонных таксистов, но этот воздух – он уже говорит: «да, ты дома, здесь всё по-старому». Совершенно не передаваемый коктейль, наличие и ценность которого не осознаешь, пока живешь здесь и наслаждаешься им каждый день. Этот воздух не то, чтобы какой-то невероятно чистый (хотя не без этого, ибо природа и промышленности никакой), он здесь вкусный. Его прямо чувствуешь, его можно намазывать на хлеб и есть, запивая водой из под крана. 
А здесь всё действительно по-старому. Изменения за 11 лет можно назвать косметическими. Как не было достойной работы и перспектив у молодых, так и нет. Крутятся, кто как может. Кто был в жире, тот им и прирос, остальные 99% тянут лямку. Очень грустно осознавать, что твои соплеменники, так рьяно рассказывающие об адыгском (черкесском, кабардинском) национальном кодексе чести по сути банальные хапуги. Я понимаю, вся страна такая, но в стране максимум говорят о некоем «патриотизме», который никогда не был поводом перестать обворовывать сограждан. А тут речь именно о национальной чести, о которой такие эмоциональные тосты говорят, что кажется от напряжения тостующего вот-вот у всех бокалы треснут. Хочешь воровать – воруй на здоровье, но зачем это ханжество? Надеюсь, мне никогда не придется иметь никаких дел с местной лицемерной верхушкой. Понимаю, громко сказано, но пути… как говорится, неисповедимы... Треть посадить, треть отправить на пастбища коров пасти, а треть может и сгодится, если правильно замотивировать. Тут обычно дело, когда в любой области подчиненные на две, а то и двадцать голов выше своих руководителей. Почему? Потому, что сын-брат-сват или занес. Не буду брать грех на душу, говоря, что это тотальное положение дел, но на хоть сколько-нибудь значимых местах сидят люди не «по объявлениям».
Знакомые, которых я не часто вижу, как сговорились спрашивают одно и то же: «Не жалеешь, что уехал?». Каждый раз я задумываюсь и отвечаю: «Нет». Я люблю Москву за то, что она приняла меня без условий и беспристрастно оценила. Хочешь и умеешь работать? Пожалуйста, работай. Чей ты родственник или сколько ты готов занести за свое трудоустройство не имеет значение – если ты умеешь заработать собственнику деньги, то вэлкам, ты в команде. При этом столица постоянно держит в тонусе, у тебя нет вариантов сесть на задницу и расслабиться. Юла должна постоянно крутиться с оборотами не ниже минимальных, чтобы не упасть. Минимальное количество оборотов – это квартплата и еда. Это нормально. Плохо только то, что к этому привыкаешь. Это типа такой «RedBull», подсаживаешься на этот темп и постоянное внутреннее напряжение, а потом без всего этого уже появляется ощущение опустошенности. Тебе не хватает того, что тебя двигало долгое время. Как будто из механических часов пружину вынули. Так что, возвращаясь на несколько дней домой в Нальчик, я словно проваливаюсь во времени. Это другое измерение, где несмотря на бурное течение рек, жизнь плывет не быстрее куска масла на остывшей сковородке. 
Что здесь еще не изменилось? Еда. То, на сколько это жирно и вкусно. На понятных экологических аспектах лишний раз останавливаться не буду. Курица, баранина, сметана, молоко и ХЛЕБ. Чертподери, я больше нигде в мире не встречал такого вкусного хлеба. Всё местное и приготовлено по-местному. У нас, кстати, кухня крайне аскетичная. Северный Кавказ этим сильно отличается от южного – в Грузии, Армении или Азербайджане совершенно другие кулинарные традиции. Это как раз всё, что называют в Москве «кавказской кухней». Хотя, по сути, это заКавказская кухня. А здесь, на северных склонах, традиционно другое понимание еды: почти всё, что считается съедобным, готовят по-отдельности и кладут на стол. Всё. Кушай. Вообще, у нашего понимания еды всего четыре определения: еда есть, еды нет, еда вкусная, еда съедобная. Если все-все-все блюда исконно адыгской (черкесской, кабардинской) кухни представить в виде списка, то это будет около 10 строк. Но, уверяю, друзья, это будут одни из самых вкусных «строк» в вашем личном списке понравившейся еды. Поправка: для тех, кто не пугается количеству калорий в еде. Так что, не только развития туризма ради, но и национального самоутверждения для – приезжайте и поглощайте на радость и здоровье.
Оставляю всё написанное, как свидетельство одновременного наличия положительного и отрицательного в отсутствии изменений…