Клин клином. Люля Люлями.

Blog Post

Обмен люлями состоялся, как сейчас помню, по полудню на заброшенной стройке недалеко от центрального автовокзала города Нальчика в далеком и неугомонном 1995 году. Ну как сказать "обмен"? Большую часть люлей отгрузили мне и моим секундантам. Городские представления о честной драке размазало о деревенскую прямолинейность, как сочного жука о лобовое стекло автомобиля.

Представьте себя зрителем программы "В мире животных". Вы видите на экране вальер с тиграми, которые абсолютно вальяжно тусят на лужайке и тут к ним заходит группа борзых кабанчиков. Еще и уступающая в численности - 5 против 8. Попкорна много не понадобится.

Хэдлайнерами фестиваля был я и Анзор из деревни Лескен. В программе выступления подразумевался конкурс на ораторское мастерство и в крайнем случае парные танцы. Но жизнь внесла коррективы, с первых минут включив дискотеку. Кабанчиков обступили и предъявили обвинения смешанные с нестерпимыми оскорблениями, чем активировали безотказный режим "кабардинский камикадзе".

Вообще, район автовокзала в Нальчике считался традиционно сельской вотчиной. Рядом с вокзалом стоял центральный рынок, до сих пор по неизвестной мне причине называемый "Зеленым". Именно эта связка автовокзал-рынок гарантировала постоянное наличие в этом районе сельской культуры общения в виде "сколько время", "дай примерить",  "одолжи до завтра" и т.д.

Городские пацанчики традиционно сильны своими районами, которые могли быстро мобилизоваться и дать отпор, поэтому сельские не выходили за пределы вокзала и рынка, но при этом чувствовали там себя абсолютными хозяевами. Были места, которые стоило обходить, если с тобой нет нескольких друзей, источающих бескомпромисность и годы занятий спортом.

Продлилось всё буквально пару минут. Не больше. Рыцари короля Артура отстреливались с переменным успехом, но в целом можно смело сказать, что численность и явный опыт подобного общения с горожанами дал деревне необходимое преимущество. Помню только что душил одного из колхозников, пока мне прилетало со всех сторон. Хоть одной необразованной деревеньщиной сегодня станет меньше, думал я ожесточенный осознанием обреченности. Самый вкусный момент пришелся сапогом по моему носу, когда я вылезал из под той самой необразованной и уже полностью обмякшей туши. Кто плавал в нокауте, тот знает всю глубину фразы "выключили свет". Вот на мгновенье ты видишь неухоженные черные мужские сапоги из кожзама перед глазами, а вот уже твои верные друзья зовут тебя по имени, стоят над тобой обеспокоенные, стряхивая пыль и остатки самолюбия.

Мы так и не станцевали с моим визави. Этот не самый достойный отпрыск своей общины простоял всю драку в стороне, держа руки в карманах. Делегировал полномочия, так сказать. Та разборка была инициирована соперничеством за сердце дамы. Городской, к слову сказать. В итоге всей этой истории я получил искривление носовой перегородки и даму сердца. Точнее, сердце своей дамы. Как говорится, no regrets, pure experience.

Сейчас я сижу на четвертом этаже Института Отоларингологии им. Свержевского и с послеоперационным голодом поедаю вкусные люля, с любовью приготовленные моими родными. Мясо, разумеется, из Кабардино-Балкарии. Может даже из той деревни, откуда 25 лет назад прилетела причина моей нынешней септопластики.

Всем не болеть и закрывать свои гештальты.